Картина была снята совсем недавно, и является одним из самых интересных событий в кино.... Картина посвящена тому, как в восьмидесятых годах группа психологов проводила опыты...
Это творение современных режиссеров Европы заслужило признание практически сразу после выхода... Группа учёных пытается расшифровать «Календарь» цивилизации Майя, в...

Вышел в прокат новый фильм Ридли Скотта «Робин Гуд»

Недавно в прокате стартовал многообещающий и с нетерпением ожидаемый поклонниками «Гладиатора» новый фильм Ридли Скотта «Робин Гуд», причем буквально на следующий день после премьеры картины в Каннах. Почему поклонниками «Гладиатора»? Потому что это опять Ридли Скотт, опять Рассел Кроу в главной роли, роли супергероя в доспехах, и это опять исторический блокбастер с большой претензией. Но если «Гладиатор» свою претензию оправдал, «Робин Гуд», к сожалению, тужился-тужился, но так ничем и не поразил своего зрителя.

Экранизаций легенды о Робине Гуде, основанной на средневековых английских балладах, было больше десятка, включая мультфильмы и сериалы, причем от самых серьезных жанров до комедийной пародии «Робин Гуд: Мужчины в трико». Среди самых известных отечественному зрителю постановок можно назвать советскую ленту 1976 года «Стрелы Робин Гуда», где главную роль сыграл Борис Хмельницкий, и, конечно же, голливудскую экранизацию 1991 года «Робин Гуд: Принц воров» с Кевином Костнером в образе благородного вора в капюшоне (hood, как известно, переводится с английского как «капюшон»).

В зрительском представлении образ Робина Гуда всегда ассоциировался с относительно молодым человеком, озорным и беззаботным, но при этом добрым и благородным, в дурацкой шляпе с пером, зеленом трико и луком. Но, конечно же, такие ассоциации, вызванные картинками в книгах, мало соответствуют исторической реальности, если воспринимать Робина Гуда как исторический персонаж. И надо сказать, что Кевин Костнер воплотил в себе образ легендарного вора почти что идеально, соединив в одном флаконе и детали стереотипного Робина из книжных рисунков, и черты реальной средневековой личности. Образ, созданный Борисом Хмельницким, несколько разошелся со стандартным представлением, но, тем не менее, не ушел от него на непреодолимое расстояние и с выходом фильма на экран в 76-м плотно укоренился в голове советского зрителя. Интересно, что и Хмельницкий, и Костнер сыграли знаменитого лучника и защитника обездоленных, когда им было 36 лет, немного многовато для озорного воришки из Шервудского леса, но все-таки терпимо.

Расселу Кроу в апреле исполнилось 46 лет, в мае он предстал перед зрителем в роли Робина Гуда. Честно говоря, несколько странный режиссерский выбор актера на главную роль. Странный с точки зрения одних ассоциаций (стереотипных представлений) и совершенно понятный с точки зрения других ассоциаций (с фильмом «Гладиатор»). Зачем Ридли Скотту было вызывать у зрителя ассоциации с фильмом, принесшим ему (и Кроу, кстати) «Оскар» в 2001 году, вопрос риторический. Затем же, зачем и Люку Бессону, к примеру, было снимать «22 пули: Бессмертный» с Жаном Рено. Но эти тщетные попытки повторить успех «Гладиатора» (или в случае с Бессоном «Леона») выглядят, к сожалению, жалкими.

Рассел Кроу – актер, безусловно, замечательный, многогранный, гениально смотрящийся и в роли мускулистого героя гладиаторских боев, и в роли сумасшедшего профессора математики. Но Робин Гуд – наверное, последняя роль, в которой бы зритель с легкостью смог его представить. Возможно, в этом и была фишка Ридли Скотта. К тому же, режиссер планировал снять не кинобалладу, а исторический боевик, без мифов, легенд, мистики, а с реалистичным воссозданием исторической действительности (даже если на самом деле этой действительности в истории не существовало). Поэтому и Робин Гуд у него получился накаченным воином «в возрасте», без шляпы с пером и зеленого трико. Но для зрителя этот герой стал еще одним Максимусом, только слегка постаревшим и уже не столь убедительным.

Зато Скотт идеально подобрал других актеров на главные роли, в частности Кейт Бланшетт на роль Мэрион и Марка Стронга на роль Годфри (в интерпретации Скотта именно он, а также брат короля Ричарда Львиное Сердце, сменивший его на троне, становятся главными врагами Робина Гуда, а вовсе не шериф ноттингемский и рыцарь Гай Гисборн). Стронг, появившийся недавно в роли главного злодея в «Шерлоке Холмсе» Гая Ричи, и на сей раз идеально вписался в образ конченного мерзавца, «главного плохого», если говорить детской терминологией. Нестандартная белокожая красавица Кейт Бланшетт оказалась безупречной средневековой девой, настолько идеальной, что представить на ее месте другую актрису невозможно, а тем более Сиену Миллер, изначально выбранную для роли Мэрион и годящуюся Кроу разве что в дочки, но точно не в возлюбленные.

Касательно сюжета, разбирать все несоответствия с легендой было бы, наверное, глупо, так как это всего лишь баллада, народные вымыслы и домыслы, а не историческая хроника, и это не экранизация литературной версии Вальтера Скотта, наиболее популярного варианта истории легендарного лучника. Но, не смотря на все сюжетные расхождения с фильмом «Робин Гуд: Принц воров», можно с уверенностью сказать, что Ридли Скотт не побрезговал позаимствовать некоторые детали картины Кевина Рейнольдса. Взять хотя бы дословно скопированную шутку про то, что от Робина плохо пахнет и ему стоит помыться. Кстати, касательно юмора, с этим в фильме Скотта все в порядке, и забавных сцен вполне хватает, в частности в эпизодах знакомства Гуда и Мэрион.

Однако стоит отметить, что каких бы вольностей не позволял себе режиссер в плане сюжетной линии, то, что он лишил Робина Гуда его главной функции, все-таки удивляет. Зритель в упор не видит на экране защитника обездоленных, благородного вора, отбирающего золото у богатых и отдающего его бедным, он видит воина, размахивающего, как мясник, топором в переменах между стрельбой из лука. Наблюдая за происходящим, за битвами и сражениями, за кровопролитием, за редкими бытовыми и типа любовными сценами (которых в прямом значении, не надейтесь, в фильме нет), за пафосом, присущим почти всем историческим эпопеям, зритель видит некий микс из «Гладиатора», «Трои», «Короля Артура», но только не видит «Робина Гуда», как не прискорбно.

Итого. Картина Скотта, к величайшему сожалению, продолжила укоренившиеся с недавних пор в мировом кинематографе традиции высокотехнологического копи-паста, традиции, разрушающие кинематограф изнутри и ведущие его в совершенно неправильном направлении. В море бесконечных римейков, сиквелов, приквелом и просто похожих друг на друга, как близнецы, фильмов все реже стали встречаться оригинальные идеи, свежие мысли, новые концепции, и это «все реже» может в конечном итоге свестись к нулю, если кинематографисты не начнут думать…

Спасибо автору: Анастасия Лях
2018 © Текст&Дизайн - Mirlo&Co, права принадлежат администрации peliculon.ru    статистика